История

176-й: история бардовских сборищ

76Опять люди звонят, спрашивают: «Когда будут барды?» Не знаю! По традиции положено в последние выходные августа. По факту – как даст бог и пожарные, ибо последние фестивали переносились в связи с особым противопожарным режимом. Для интересующихся напомним: что это за чудо – фестиваль «Брянский волк».

Этот фестиваль – самое массовое сборище посторонних людей на территории Жуковского района. Ежегодно от 300 до 500 гостей разбивают палатки и устраиваются на лесной отдых со всеми вытекающими отсюда последствиями. Явление это для Жуковского края уникальное. Пожалуй, стоит провести некий экскурс в историю, чтобы понять, откуда это «чудо» пришло, как развивалось и чем стало.
Лесные сходки бардов практиковались с незапамятных времён. К незапамятным вполне уместно отнести 60-е годы прошлого века. Проходили они нелегально. Организаторы оповещали любителей жанра о готовящемся концерте, используя старинный метод «из уст в уста». Один из активистов тогдашнего бардовского движения рассказывал, что иногда даже карта-схема рисовалась с пометкой места, где будет вершиться песенное таинство, но чаще на словах передавали: электричкой до Новохопёрска, километр на север, возле сломанного дуба направо, сто метров до поляны...

***

Во второй половине восьмидесятых движение Клубов Самодеятельной Песни легализовалось. Стали плодиться официальные фестивали. Проводником идеи, как положено, стал комсомол. Наш Жуковский фестиваль – из той же когорты. Место выбрали очень удачно. Фестиваль прижился, пережив и комсомол, и страну.

Я начал ездить на 176 километр с середины девяностых. Официальные органы в то время к фестивалю охладели. Проводили его энтузиасты. Сами добывали аппаратуру, сами устраивали лесной быт. Народу приезжало не очень много. Зато это были настоящие любители песни. Все ночи напролёт работал микрофон, кто-то пел, кто-то слушал. Выступал автор столько, сколько публика готова была его слушать. Выступающий, как правило, чувствовал тонкую грань, когда слушатели к нему остывали, и уступал место следующему. Возле костров царила неповторимая атмосфера, когда каждый мог подойти, взять гитару, спеть. Фестиваль в то время не был отягощён торговой инфраструктурой, видимо, поэтому пьяных было немного. Любители возлияний, употребив всё привезённое в первый вечер, вынуждены были бежать за горячительным аж в Неготино, а это не ближний свет, да ещё нужно было форсировать водную преграду. Но уже через пару лет в соседнем домике рыбака появился сорокоградусный источник и начались некоторые инциденты. Околопесенные события пышным цветом расцвели, когда появилась на фестивале выездная торговля, а заодно и официальные органы вспомнили о ежегодном лесном сборище. Фестивали стали запоминать не по услышанным песням, а по громким событиям с криминальным оттенком. В один год машину столкнули в реку, в другой - в драке откусили ухо оппоненту, третий – метнули топор в спину убегающему. Попали, но не смертельно. Думаете, это всё проделки бардов? Нет, это шалила околофестивальная шушера, подъезжающая на тачках и врубающая шансон на полную громкость. И уж совсем вопиющим стал случай, когда у двух лауреатов фестиваля вместе с пожитками стащили гитары. Воровской гуманизм состоял в том, что людям всё же дали отыграть, а потом свистнули инструменты.

Появилась группа людей, заявившая, что фестиваль переродился. Областной клуб авторской песни «Остров» устроил альтернативный фестиваль где-то под Карачевом. Но люди всё равно приехали на 176-й. Это место, так сказать, уже «намолено». Дети детей его первых участников выходят сегодня на фестивальную сцену. В последние пару-тройку лет организаторы, на мой взгляд, нашли приемлемый подход к допуску исполнителей к микрофону (правда в прошлом году было как-то уж совсем вяло). Нет жёсткого жанрового отбора. Пой, что на душу положено. По-прежнему сохраняется отдельная конкурсная программа. Но главное, что к кострам вернулся тот самый принцип: гитара и песня – по кругу. Знаю, что многие целый год ждут этих августовских дней. Едут со всех концов кто в одиночку, кто целыми семьями. С гитарами наперевес и пожитками в рюкзаках. Только бы погода не подвела...

Михаил Междуреченский

P.S. На фестиваль приезжают участники из самых разных уголков страны. Даже из Владивостока и Красноярска, не говоря о соседних регионах и Москве. Получается, что это своего рода лицо Жуковского района. Некоторые муниципалитеты специально устраивают у себя подобные сборища, чтобы продвигать имя своего края. Нам этот фестиваль, как говорят, дан судьбой, так почему бы не использовать его для повышения известности Жуковского района в масштабах всей России?